Версия сайта для слабовидящих Версия сайта
для слабовидящих

культура рф

grants 240e100

LogoBlueW

Ярославское художественное училище

Ярославль, ул. Большая Фёдоровская, д. 27. Тел. (4852) 42-96-90

Школьникам

Токарёвский мастер Шевелёв Александр Петрович

Шевелев-Вы привезете игрушку, а товарищи спросят:
откуда, мол, такая веселая?
«Из Каргополя». 
–А где же он?» И к карте…
«Что ж за городок красивый.. Дай-ка поедем».
И поедут. 
А то уйдет каргопол из дому
и вдали от дома жить станет,
а вдруг увидит полкана где-нибудь,
вспомнит все и, гдядишь, снова здесь..
Есть смысл? Есть. 

А.П. Шевелёв.

Фото со страницы Центра народных ремёсел, г. Каргополь 

Родом из деревни Токарево игрушечник Александр Петрович Шевелев (1910—1980). Как и Гринево, стояла эта деревня на Пудожском тракте, в двенадцати верстах от города и называлась раньше Токаревской, по-видимому, это была родовая деревня мастера. Отец Александра Петровича был потомственным гончаром, занимался изготовлением посуды и глиняных фигурок. Лепить мастер начал с малолетства: помогал отцу месить глину и до середины 1930-х годов работал вместе с ним.

Когда же каргопольская игрушка стала все больше привлекать к себе внимание любителей, а затем и специалистов народного искусства, в 1967 году встал вопрос об организации в городе гончарной мастерской. Шевелеву предложили ее возглавить. Начинать ему пришлось все заново: не было ни оборудования, ни гончаров. Теперь многие удивляются: как с такими малыми возможностями ему удалось наладить производство и обеспечить район и поныне необходимой в селе глиняной посудой.

Сам же мастер стал делать игрушки. В его произведениях преимущественное развитие получили повествовательные сюжеты: он любил лепить мужика, плетущего лапти или играющего на гармони, грибника с кузовом за плечами. Сочинял и новые композиции: «мужик разметает снег у избы», «крестьянин везет на мельницу хлеб», «баба вынимает из колодца воду», «девица с прялкой и парень с гармонью стоят у забора»... Большинство этих, нередко многофигурных, композиций на специально вылепленной подставке далеки от основ местной, да и вообще народной глиняной игрушки. И в первую очередь ей чужд сам многофигурный принцип их построения, сложная для игрушки композиция, стремление к тому, чтобы все было «как в жизни». Но когда из рук Шевелева выходят игрушки совсем простые, будь то свистульки с головой птицы Сирин, коровы или барана, лощади или утушки, мы сразу обращаем внимание на их своеобразную лепку, присущую только этому мастеру, невольно всматриваемся и в сам образ, тесно связанный с местной фольклорной и изобразительной традицией.

Готовясь к переезду из Токарева в Каргополь и разбирая свой дом, Шевелев на чердаке нашел маленькую, политую свинцом глиняную фигурку человечка высотой 5,9 см, с отбитыми выше колен ногами (целой она была на 1,1 — 1,3 см выше), изображающую стоящего на широко расставленных ногах мужчину с массивной, горделиво поднятой кверху головой, покрытой плотно облегающей ее восточного типа шапочкой. По-видимому, она характеризует игрушку токаревскую и поэтому не имеет сходства с известными работами гриневцев.

Изображение животных у Шевелева по решению сходны между собой. Его лошадки бывают совсем просты: крутой изгиб шеи естественно переходит в туловище и голову. Чем меньше задумывается мастер над своими работами, тем они непринужденней и первозданней, иные дышат подчас архаичной простотой и монументальностью.

Каргополь

Каргополь - старейший из северных городов древней руси. В истории его до сих пор остается не мало загадок. Даже название таит загадку. Ссылаясь на источник 1910 г. «О происхождении городов Каргополя и Лодейного Поля» можно выделить несколько вариантов происхождения названия города. Греческое «поль» придавалось на конце имен таких городов, у которых были торговые судоходные пристани. У Каргополя пристань была и притом пристань немаловажная, дававшая товары судам для развозки в отдаленные края – по берегам Белого моря. Argos – по-гречески «корабль». Таким образом и явилось имя города Карг-о-поль, что значит корабельная пристань. Местное объяснение слова «Каргополь» - «Воронье поле». Третий вариант - в переводе с финского «Медвежий угол». Придерживаются финской версии почти все окружающие К старинные урочища носят финские названия. Лаче, Шалга, Тихманьга, уХта, Вохтома. Рассмотрим некоторые из них.

Красная ляга - Исчезнувшее село в Каргопольском районе Архангельской области. Находилось к югу от Кучепалды у небольшого круглого карстового озера, которое исчезло. Село Лядины - «ляда» — «угодье», «сенокос», «пашня или росчисть, поросшая молодым лесом». Село находится в 37 км от Каргополя. На заднем плане деревянная шатровая Покрово-Власьевская церковь (XVIII) - утрачена, сгорела от удара молнии в мае 2013.

Каргополь считается почти ровесником Москвы. Правда экономический расцвет города пришелся на XVI век и был связан с приобретением монополии на добычу и вывоз соли. Каргополь – город уникальный. Считается, что когда-то местные купцы не пустили в город железную дорогу, и она прошла на север к Архангельску стороной, в 79 километрах от Каргополя. чтобы добраться до Каргополя, нужно сначала на поезде доехать до Няндомы, а там пересесть на автобус или такси; быстрее всего добраться до Каргополя на машине: поездка из Вологды, например, займет всего 4-5 часов.

Культура

Традиционно в конце января в Каргополе проводится фестиваль колокольного искусства «Хрустальные звоны», а летом – праздник народных мастеров России. Парад народных мастеров – участников праздничных мероприятий – представляет на Соборной Площади более 40 регионов России. Уже с утра на Соборной площади – музыка, песни, хороводы, оживленная торговля разными товарами. Чего только нет на импровизированных прилавках: корзины, плетенные из лозы и дранки, – кому какие нравятся, керамические изделия, куклы-обереги, вышивки, вязанье, знаменитые каргопольские рыбники, калитки и, конечно, горячий чай. И самое удивительное, что большинство вещей, выставленных на продажу, сделано умелыми руками мастеров.

Каргопольские женщины-мастерицы владели практически всеми приемами севернорусской вышивки: древним («досельным») двусторонним швом «роспись»; «набором», имитирующим тканые узоры; ажурной «строчкой» («перевитью»), белой и цветной; а также появившимся в конце XIX – начале XX века стебельчатым «тамбуром». В каргопольских вышивках, датируемых XIX – началом XX века, мы встречаем древние сюжеты, отражающие еще дохристианские верования славян: торжественные композиции с языческой Берегиней, древом жизни, птицами и конями, солнечной ладьей.

Сегодня Каргополь – творческая лаборатория, мастерская, «школа искусств» для народных мастеров и художников, архитекторов и музыкантов, исследовательское поле для искусствоведов и археологов.

Каргопольский историко-архитектурный и художественный музей является основой Праздников народных мастеров России. Музей объединяет 18 архитектурных памятников города и села. В составе музейных фондов – иконопись и храмовая скульптура, лицевое шитье и шитье золотом, рукописные и старопечатные книги, памятники декоративно-прикладного искусства, археологии, документы городских архивов. Музей регулярно проводит научные конференции с участием российских и зарубежных ученых и издает сборники трудов.

В настоящее время в Каргополе работает известный русский поэт Александр Александрович Логинов. В лирике Логинова оживают деревья, в речных омутах водятся волшебные рыбы, олицетворяются небо («И только небо, словно белый аист, / Еще кружило, крыльями шурша»), ночь («Лишь коготок ночной царапнул по стеклу»), земля, зима, снег («Земля вздохнула и совсем по-женски / Лицом зарылась в глубину снегов»). Полнокровная земная жизнь, наполненная тайной и волшебством, завораживает поэта, сообщает его лирике пафос приятия мира, восхищения перед чудом жизни («И жизнь, как цепь чудес, / Блистает, провисая»; «Живу. И зреет плод на ветви мирозданья, / Тяжелый, точный плод любви моей земной»).

Вышивка, как и процесс вышивания, имела обрядовое значение, была близка к аграрным обрядовым действам. Вышивали преимущественно девушки и лишь весной, до начала полевых работ, словно бы творя заклинание на урожай. Большинство узоров, что вышила молодуха на приданом, образно повествует, как небо дает плодородящую силу земле, а она родит на благо людей свои плоды. «Пусть так будет всегда», - словно говорят вышивки, которые были своего рода молитвой о будущем урожае, просьбой, чтобы вечно светило солнце, родила земля и никогда не пресекся род человеческий.

Большинство мотивов в каргопольской народной вышивке - изобразительные, с фигурами людей, животных, птиц и растений. Область их бытования совпадает с исторически сложившимися к ХII-ХIII векам границами Новгородской земли, а также с теми местами, где пели былины. Начальный период заселения Заволочья имел, по-видимому, решающее значение для распространения в Каргополье и мифологических образов народной вышивки, и былинного эпоса. Сюжетная архаическая вышивка восходит к культуре Новгорода и имеет родственные корни с местным «звериным стилем», в то время как более южные по области распространения геометрические мотивы связывают с ростовским влиянием.

Неповторимы по своей красоте и жизнерадостности гладевые каргопольские вышивки, появившиеся не позднее XVI-XVII веков. Скорее всего, именно они оказали сильное влияние на цветовой строй местных икон. На полотенцах и одежде шелка сверкают, как драгоценные каменья. В XVIII - начале XIX столетия преобладает гамма светло-желтых, голубых, зеленоватых тонов, словно навеянная образами только что наступившей весны. Во второй половине XIX века яркость цвета возрастает, вышивки почти полностью исполняются цветной шерстью и напоминают то о праздничной красоте цветущих разнотравьем лугов, то о щемящем очаровании ранней каргопольской осени. По своим пропорциям детали вышитых вещей удивительно гармоничны: многие из них близки к золотому сечению. С постепенным разрушением сельскохозяйственной обрядности содержание древних образов вышивки забывается, и на первое место выступает ее декоративное начало, а в изображение включаются орнаментальные, подчас многоцветные надписи, шили которые чаще всего по кумачу на сарафанах, полотенцах, подзорах или краях настилальников. «Сей кумачникъ принадлежит Александры Семеновны Колпаковой шила и Бога молила носить в любви и в радости до самой старости», - вышила одна подружка другой на сарафане. Приход в каргопольскую вышивку чуждого ей свободного тамбурного шва, не связанного со структурой ткани, окончательно разрушает древние образы, и прежняя ее слава в первые годы нашего столетия угасает.

Плат «золотой». Вторая половина XIX в.

купцы приезжали сюда скупать украшенные золотом и жемчугом девичьи повязки, «бабьи» кокошники и сороки и продавали их затем на новгородских ярмарках. Зажиточные каргополки щеголяли в шитых золотом сарафанах, подпоясывались низаными поясами, покрывали голову шелковыми «фатами», переливающимися золотыми цветами. Тогда же по белой ткани шьют и «баское» - красивое узорочье «золотых платов». Во второй половине XIX века они были в большой моде, и от той поры сохранились самые замечательные образцы. Вышивали их в основном деревенские ремесленницы.

Живописные места

Раскинувшись в природном ландшафте, Каргополь подчинился регулярному плану в виде решётки из улиц, типичному для городских реалий эпохи Екатерины Великой. Но основные группы храмов, определяющие вид города, возникли ещё в средние века. Поблизости от берега Онеги находится старейший и наиболее значительный архитектурный памятник города, собор Рождества Христова, начатый в 1552 году и законченный спустя десять лет. Его облик с тех пор сильно изменился. Сначала, в 1652 году возник придел св. Филиппа и Алексея, примыкающий к северному фасаду. Вскоре после того подобная же пристройка скрыла южный фасад, а главный вход, с западной стороны, был снабжён большим порталом и лестницей. Эти добавления составили своего рода внешнюю оболочку сооружения. В течение столетий сильно изменился и уровень почвы, так что здание ушло в землю по меньшей мере на метр. Пожар 1765 года вызвал появление трещин в стенах собора, и они были укреплены мощными контрфорсами по углам. Таким образом, первоначальное белокаменное сооружение со всех сторон оказалось закрыто пристройками. Пожар также сильно повредил фрески, первоначально украшавшие интерьер. Купола, имевшие деревянные детали, сгорели, а те части росписи, которые не погибли от огня и дыма, были повреждены природными стихиями за те пять лет, когда храм стоял без перекрытия и ожидал ремонта. Сегодня стены побелены, и лишь небольшой кусок первоначальной росписи доступен взгляду, над западным входом. То, что осталось от иконостаса, также относится ко времени после 1765 года.

Во время перепланировки города после пожара территория вокруг собора была очищена, вследствие чего возникла так называемая Новая рыночная площадь. С северо-восточной стороны она ограничена храмом Иоанна Предтечи, построенным ещё до пожара, не позднее 1751 года. Строгая и простая по своим формам, церковь высоко поднимается над окрестными постройками своими барочными куполами.

В центре ансамбля Новой рыночной площади (именуемой также Соборной площадью) возвышается большая трёхэтажная колокольня, строительство которой было начато в 1767 году по инициативе Якова Ефимовича Сиверса, новгородского губернатора. Постройка была частью плана восстановления и оживления города после катастрофы. Соединявшая в себе элементы барокко и классицизма, колокольня была возведена в честь Екатерины II – хотя императрица никогда не посещала Каргополь. Из-за сложностей с доставкой строительных материалов процесс строительства растянулся с 1772 по 1778 год. В результате город приобрёл эффектный опознавательный знак, а суда, проплывавшие по Онеге, могли издалека заметить вершину колокольни. Северо-западная сторона Соборной площади занята церковью Введения во храм Пресвятой Богородицы. Она построена в 1802–1808 годах в суровом архаизирующем стиле и дополняет другие сакральные постройки архитектурного ансамбля Каргополя. Сегодня церковь используется в качестве музея и галереи, где собраны и демонстрируются произведения традиционных художественных ремёсел, а также местных художников наших дней.

В восточной части Каргополя, на расстоянии нескольких сотен метров от центра и близ старого крепостного земляного вала, располагается большая, выстроенная из известняка церковь Вознесения. Она появилась в конце XVII века и отличается стилевыми чертами, свойственными русским храмам за два века до того. Многие города в ныне обедневших районах Русского Севера имеют подобные большие церкви, богато украшенные внутри. Сегодня невозможно даже представить себе богатство людей, которые в своё время финансировали такие сооружения. Слишком многое было утрачено в предыдущие десятилетия, и слишком мало средств удаётся сегодня получить для того, чтобы поддерживать в нормальном состоянии то, что осталось от прошлого. Например, храм Вознесения дополнялся храмом Всемилостивого Спасителя. Чуть поодаль находилась и деревянная (бревенчатая) церковь. Ныне от этого внушительного ансамбля остался только храм Вознесения. Поблизости возвышается внушительный купол в «греческом стиле». Он принадлежит церкви Троицы, которая стала одним из ранних образцов неовизантийского стиля. Начатая строительством в 1790 году и законченная в 1802-м, эта церковь дополнялась другим храмом, св. Иоанна, который не сохранился до наших дней. Ныне храм Троицы хранит собрание народных промыслов, принадлежащее местному музею. Большое подкупольное пространство очень эффектно используется для экспонирования уникальных вещей народного быта и художественных изделий. В противоположном, западном конце Каргополя мы обнаружим похожую группу храмов, включающую в себя примечательную церковь Благовещения, законченную строительством в 1692 году. Документы указывают, что её соорудил зодчий по фамилии Шахов, а молодой царь Пётр I пожертвовал на строительство 100 рублей. Это здание также построено из блоков местного известняка. Большие окна церкви Благовещения обрамлены резными наличниками, они столь богаты и изобретательны, что замечательный историк искусства Игорь Грабарь написал в начале XX века, что эти шедевры могли бы посоперничать с убранством раннего флорентийского Возрождения. В самом деле, мы могли бы ожидать встретить нечто подобное в постройках Московского Кремля конца XV века, однако в Москве ничего подобного не имеется. Ни с чем не сравнима и апсида каргопольской церкви с её слепой аркадой. Церковь Благовещения сегодня никак не используется – как и её северная соседка, построенная в XVIII веке церковь св. Николая. Последняя выглядит довольно суровой и лапидарной, почти современной постройкой в виде белоснежного куба.

В своей совокупности эти храмы обозначали территорию Старой рыночной площади. На севере она была ограничена ещё одним храмовым сооружением: это церковь Рождества Богородицы, законченная в 1682 году. Она была меньше по размеру, нежели церковь Благовещения, но тоже имела резные каменные украшения и была фланкирована двумя приделами, с северной и южной стороны. Сегодня церковь Рождества Богородицы осталась единственной действующей приходской церковью Каргополя. Город не имеет средств на содержание хотя бы ещё одного храма.

В западном углу первоначального старого города находится возвышенность, которая именуется здесь «горкой». На ней стоит самая поздняя из сохранившихся церквей Каргополя — церковь свв. Зосимы и Савватия. Она закончена в 1819 году к приезду императора Александра I. Каргополы привычно называют её «жёлтой церковью».

В одном из уникальных памятников гражданской архитектуры ХVIII века – Доме Вешнякова – размещается Центр народных ремесел «Берегиня» (объединение мастеров создано в 1992 году). Архитектурный объект «ожил» с появлением в нем мастерских по изготовлению глиняной игрушки, резьбе по дереву, ткачеству, лоскутному шитью. Три поколения мастеров объединила «Берегиня». Старые мастера – носители традиций, получившие знания ремесел в детстве, в деревенских семьях потомственных мастеров, живущих в Каргополе. Их ученики стали первыми руководителями мастерских Центра ремесел, а ныне уже ученики учеников растят следующее поколение мастеров. Здесь проводятся мастер-классы, организуются выставки, семинары, творческие встречи. Участие в каргопольских выставках престижно для любого российского мастера, художника, фотографа.

Примечательно, что некоторые из лучших каргопольских икон сегодня оказались в различных музейных коллекциях России, включая Эрмитаж и Русский музей. К началу XX века в Каргополе имелось 22 церкви и два монастыря.

 

Яндекс.Метрика